Пятница , Июнь 5 2020
Последние новости
Главная / Государство / ВС РФ: приостановления деятельности из-за коронавируса недостаточно для признания его форс-мажором и освобождения от исполнения обязательств

ВС РФ: приостановления деятельности из-за коронавируса недостаточно для признания его форс-мажором и освобождения от исполнения обязательств

ВС РФ: приостановления деятельности из-за коронавируса недостаточно для признания его форс-мажором и освобождения от исполнения обязательств

HighwayStarz / Depositphotos.com

Верховный Суд Российской Федерации, отвечая на вопросы судов о применении административного, гражданского и уголовного законодательства в условиях действия на территории РФ принятых мер по борьбе с новой коронавирусной инфекцией, сформулировал в соответствующем Обзоре особенности правоприменения в указанный период. В частности, о возможности признания эпидемиологической обстановки, ограничительных мер обстоятельствами непреодолимой силы (ч. 3 ст. 401 Гражданского кодекса РФ) либо в качестве оснований прекращения обязательства в виду невозможности его исполнения (ст. 416 ГК РФ), в том числе в связи с принятием акта государственного органа (ст. 417 ГК РФ) ВС РФ высказал позицию о том, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников.

Законом установлены различия в основаниях освобождения от ответственности за нарушение обязательств между гражданами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность. Граждане, не исполнившие обязательства, несут ответственность при наличии вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, должно нести ответственность, пока не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ч. 3 ст. 401 ГК РФ).

ВС РФ напоминает, что одной из характеристик обстоятельств непреодолимой силы (наряду с чрезвычайностью и непредотвратимостью) является ее относительный характер. В обоснование данного вывода ВС РФ приводит ст. 401 ГК РФ и п. 8 постановления Пленума  ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». В частности, Пленум разъяснил, что для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер. При этом чрезвычайность подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. А непредотвратимость – такое положение, при котором любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. В названном постановлении Пленума ВС РФ указано, что не могут быть признаны в качестве непреодолимой силы обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства (например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей).

Из этого последовал вывод, что для признания новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы для суда должны иметь значение и подлежать оценке различные факторы, такие как деятельность должника, условия ее осуществления, местонахождение его организации (регион), а также конкретные обстоятельства дела (в том числе срок исполнения обязательства, характер неисполненного обязательства, разумность и добросовестность действий должника и т. д.). ВС РФ обращает внимание на то, что применительно к нормам ст. 401 ГК РФ принимаемые органами власти и местного самоуправления ограничительные меры в отношении граждан и юрлиц (запрет на передвижение ТС, ограничение передвижения физлиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т. п.), могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будут установлены их соответствие критериям обстоятельствам непреодолимой силы и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполненным обязательством.

В случае если отсутствие необходимых денежных средств у должника вызвано, в частности, запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т. п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в соответствии со ст. 401 ГК РФ. Однако здесь также следует принимать во внимание относительность положения должника – такое освобождение будет допустимо, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Также Суд напоминает, что наступление обстоятельств непреодолимой силы не прекращает обязательство должника, если его исполнение остается возможным после того, как они отпали (п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). Кредитор может самостоятельно отказаться от требований к должнику из-за просрочки вследствие обстоятельств непреодолимой силы, но тогда должник не отвечает перед ним за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 2 ст. 405 ГК РФ). Сторона также может быть временно освобождена на разумный период от ответственности за неисполнение обязательства, если обстоятельства непреодолимой силы носят временный характер.

Таким образом, для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств вследствие непреодолимой силы сторона должна доказать:

  • наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;
  • наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;
  • непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;
  • добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

Доказательствами могут выступать документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями. Если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон, и (или) принятие актов органов госвласти или местного самоуправления привели к полному или частичному объективно невозможному исполнению обязательства на постоянной основе, то данное обязательство подлежит прекращению полностью или в части в соответствии со ст. 416 и ст. 417 ГК РФ.

Как пояснил ВС РФ, эпидемиологическая обстановка, ограничительные меры или режим самоизоляции могут стать основаниями для изменения или расторжения договора на основании ст. 451 ГК РФ, если иное не предусмотрено заключенным договором, или если он был заключен на существенно отличающихся условиях. Следует учесть, что в силу п. 4 ст. 451 ГК РФ изменение договора по данным основаниям по требованию одной из сторон возможно лишь в случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора. Последствия расторжения или изменения договора в таких случаях определяются на основании п. 3 ст. 451, п. 4 ст. 453 ГК РФ, если иное не установлено законом или иным правовым актом. Например, при нарушении исполнителем сроков выполнения работы потребитель может отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной им цены на основании ст. 28 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей». В этом случае при отказе потребителя от исполнения договора потребитель вправе на основании ст. 32 названного закона требовать возврата уплаченной им цены за вычетом фактически понесенных исполнителем расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору, поскольку неисполнение договора не связано с нарушением исполнителем его условий.

Источник: garant.ru

Смотрите также

Содержание КВР 340 и 831 планируют скорректировать

IgorVetushko / Depositphotos.com Ведомство намерено внести поправки в Порядок применения КБК № 85н (проект приказа Минфина …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *